— Я больше не смогу смотреть на его страдания, он постоянно воет от боли. Я привезу его к вам усыплять.… Как же сложно терять родных и близких, читать без слез просто невозможно….

Ходил к нам в клинику мужчина с немецкой длинношёрстной овчаркой по кличке Вайс.

Неземной красоты собака, исключительного интеллекта. Пёс был воспитан как военная машина, беспрекословный, отличный защитник хозяина и очень нежный и ласковый пёс.

Сказать, что все мы любили Васю — это ничего не сказать. Мы его обожали.

Хозяин тщательно следил за его здоровьем и в общем видели мы его достаточно часто. То ушко заболит, то глазки, когти подстричь, прививку поставить. Или просто приходили в гости за вкусняшкой.

И вот интересная привычка у него была: когда ему ставили укол или делали неприятные процедуры — он аккуратно брал зубами штанину врача или хозяина и зажмуривался — терпел.

Но вот на 14-ом году жизни Вайса был диагностирован рак. Почти 2 года весь наш персонал и хозяин Васи каждый день боролись с настигнувшим недугом, и каждый день он брал в зубы, то штанину, то рукав, то нижнюю часть рубашки и все так же зажмуривался. Но рак есть рак… Рано или поздно он берет верх и побеждает.

6:00 звонок — Вася уже не встаёт и воет, закатив глаза…

Слышу в трубке его вой. Отправляю коллегу к ним домой. Капельницы, обезболивающие, анализ крови. Коллега возвращается бледная и в слезах. Даем анализы в лабораторию по «цито». Через 2 часа получаем результат… Васе осталось совсем недолго.

18:00 опять звонок и долгий разговор с хозяином.

— Я больше не смогу смотреть как он страдает, воя от боли. Уколов хватило на час, и он поспал, но сейчас он продолжает выть. Я привезу его к вам усыплять…

Говорю хозяину, что жду их, кладу трубку и начинаю плакать, напарница тоже ревёт.

Приезжает хозяин с супругой, заносят Вайса на руках, я не выдерживаю от вида когда-то огромного, мощного красавца, который превратился в скелет.

Хозяева просят разрешения не присутствовать на эвтаназии и уходят на улицу, ожидая нашего приглашения.

Все органы Васи отказали, только сильное собачье сердце продолжало упорно качать кровь по организму. Ставим внутривенно наркоз и он засыпает, прекратив выть, уходит и судорога. Ещё доза наркоза и сердце покорно сдается. Вайс тяжело вздыхает и этот вздох становится последним.

— Всё… говорю напарнице. Обе плачем… утираем сопли и опять плачем.

Иду звать хозяина и вижу как строгий мужик, который прошёл через жизнь длинною в 15 лет бок о бок с другом, который каждую минуту боролся за его жизнь сидит у крыльца и рыдает в голос.

Говорю, что Васе не было больно, что он просто уснул и прочие соболезнования и всё сквозь слёзы и сопли. Хозяин благодарит, что мы были рядом с Васей в этот тяжёлый момент. Клял себя за то, что не смог быть с ним до конца и смотреть на его смерть. Забирает Вайса, завернув в плед, и уезжает.

Проходит несколько недель. Приезжает молодая пара с 2-х месячным щенком немецкой овчарки на прививку.

Мальчуган сильно напуган. Подхожу его подержать и успокоить, пока коллега будет колоть и тут, щенок хватает меня зубами за рукав и сильно зажмуривается, даже не пискнув на укол. Начинаю плакать…

— Привет, Вайсик… Я скучала…

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓